Наши сайты

ОПРОС

  1. Кто, на Ваш взгляд, должен оплачивать убытки фирмы за неправомерно блокированные счета:

Новости

Фабрика идей

Проверки

Что делать, если инспекторы хотят признать сделку недействительной

12.11.2012

Александр Пяткин

При проверке налоговики нередко хотят признать сделку недействительной. Но решая вопрос о возможности признать сделку недействительной суд с учетом фактических обстоятельств ее совершения должен дать сделке правильную юридическую квалификацию. С этой целью суд исследует состав юридического действия на предмет наличия признаков недействительности, закрепленных в соответствующих правовых нормах. А процесс квалификации сделки завершается выводом о том, какое условие действительности сделок не соблюдено (устанавливается основание недействительности) и какой нормой оно предусмотрено. Однако процесс квалификации сделки может завершиться констатацией факта, что совершенная сделка не содержит признаков недействительности, то есть является действительной.

Отсутствие нарушения правовых норм

Отсутствие нарушения правовых норм - это одно из самых распространенных оснований для отказа в признании судом сделки недействительной[1].

Например, в 2008 году Арбитражный суд Ростовской области рассматривал дело по иску гражданина Ш. к ОАО «Новочеркасскгоргаз»[2] и ОАО «Ростовоблгаз» о признании недействительным протокола разногласий к заключенному ответчиками договору аренды газопроводов с предоставлением услуг по технической эксплуатации, применении последствий недействительности протокола разногласий путем признания договора аренды заключенным на условиях, определенных в тексте самого договора и одобренных решением внеочередного общего собрания ОАО «Новочеркасскгоргаз» (с учетом уточнения иска).

В обоснование требований истец указал, что договор аренды был одобрен общим собранием акционеров ОАО «Новочеркасскгоргаз» (арендодателя) как сделка с заинтересованностью, а изменения существенных условий договора, внесенные оспариваемым протоколом, общим собранием не одобрялись. По мнению истца, в результате подписания оспаривавшегося протокола уменьшилась прибыль общества, что повлекло ущемление прав истца как акционера ОАО «Новочеркасскгоргаз».

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 24.01.2008, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.03.2008, в удовлетворении иска было отказано. Суды исходили из того, что предусмотренное протоколом разногласий уменьшение арендной платы по сравнению с арендной платой, указанной в договоре, не повлекло причинения обществу убытков и не стало причиной нарушения прав и законных интересов истца как акционера общества.

ФАС Северо-Кавказского округа постановлением от 25.06.2008 судебные акты нижестоящих судов оставил без изменения.

Гражданин Ш. не согласился с вышеназванными судебными актами и обратился в ВАС РФ с заявлением об их отмене, ссылаясь на неполное выяснение судами обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов, изложенных в оспариваемых судебных актах, обстоятельствам дела; неправильное применение судами норм материального права.

Коллегия судей ВАС РФ пришла к выводу, что дело не подлежало передаче в Президиум ВАС РФ.

Чем был обоснован данный отказ?

В соответствии с п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью» при рассмотрении дел об оспаривании сделок с заинтересованностью судам необходимо исходить из того, что условием для признания такой сделки недействительной является наличие неблагоприятных последствий, возникающих у акционерного общества или акционеров в результате ее совершения.

При рассмотрении подобных дел учитывается, что на истца возлагается бремя доказывания того, каким образом оспариваемая сделка нарушает его права и законные интересы.

В рассматриваемом деле, исследовав представленный истцом расчет недополученных обществом в 2006 году арендных платежей, суды первой и апелляционной инстанций не признали его надлежащим доказательством причинения обществу и его акционерам убытков подписанием оспаривавшегося протокола разногласий.

При таких обстоятельствах следует признать, что у судов имелись основания для отказа в иске.

Кроме того, в определении ВАС РФ от 25.09.2008 № 11646/08 указано следующее: «Изучение представленных документов показало, что при вынесении оспариваемых судебных актов судами не допущено нарушений норм материального и процессуального права».

Несостоявшаяся сделка

Еще одно основание для отказа суда признать сделку недействительной — данная сделка является несостоявшейся.

Анализ действующего российского законодательства, а также практики его применения позволяет выделить следующие разновидности несостоявшихся сделок:

1) сделки, не содержащие существенных условий;

2) реальные договоры, не заключенные ввиду отсутствия передачи соответствующего имущества [п. 1 ст. 433 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ)];

3) договоры, подлежащие государственной регистрации и не прошедшие такой регистрации в установленном порядке (п. 3 ст. 433 ГК РФ);

4) сделки, которые вообще не могли состояться в силу объективных причин (например, завещание, в котором в качестве единственного наследника указан сам наследодатель).

В цивилистике высказывалось мнение о необоснованности использования категории «несостоявшиеся сделки»[3]. Аргументы сводятся к тому, что в данном случае отсутствует практическое значение выделения такой категории, и ее нужно свести к разновидности недействительности. Так, В.П. Шахматов считал, что «рассматриваемый вопрос имеет под собой терминологическую основу, а не расхождения в правовой оценке природы сделок»[4]. По мнению ученого, «все несостоявшиеся» сделки не соответствуют тем или иным требованиям норм права о составе сделки. Поэтому нет надобности в этих случаях говорить о несостоявшихся сделках: все они являются недействительными.

Однако не все ученые разделяли вышеизложенную позицию. Г.Ф. Шершеневич писал: «Недействительная сделка не должна быть смешиваема с несостоявшейся, когда стороны не пришли к полному соглашению, необходимому для силы сделки»[5].

В настоящее время в судебных решениях четко разграничиваются недействительные и несостоявшиеся сделки[6].

Так, истец оспаривал три договора купли-продажи на общую сумму 114 506 руб. 64 коп., подписанных его филиалом.

Согласно п. 1.1 вышеупомянутых договоров что продавец (ФГУП «Ростехинвентаризация») обязался передать в собственность покупателя (филиал унитарного предприятия) движимое имущество (далее — товар) в комплекте и в сроки, предусмотренные в договорах и приложениях № 1 к ним, а покупатель — уплатить за товар цену, предусмотренную в договорах. В п. 1.3 договоров было установлено, что ассортиментный и количественный перечень товара определялся в приложениях № 1 к договорам (перечень имущества), являвшихся их неотъемлемой частью.

В силу п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Согласно ст. 465 ГК РФ количество товара, подлежащего передаче покупателю, предусматривается договором купли-продажи в соответствующих единицах измерения или в денежном выражении. Условие о количестве товара может быть согласовано путем установления в договоре порядка его определения. Если договор купли-продажи не позволяет определить количество подлежащего передаче товара, договор не считается заключенным.

В материалах дела отсутствовали приложения № 1 к договорам купли-продажи. Поэтому было невозможно установить, какой товар был передан ФГУПом филиалу унитарного предприятия, его наименование и количество.

В нарушение ст. 432 и 465 ГК РФ суд не дал оценки условиям договоров купли-продажи движимого имущества. Стороны не представили приложений № 1 к договорам. Это повлияло на правовую квалификацию правоотношений сторон (на оценку ограничения полномочий директора филиала, установленных в доверенности) и правильность принятого судом решения.

При таких обстоятельствах решение Арбитражного суда Иркутской области от 12.12.2006 подлежало отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение. При новом рассмотрении арбитражному суду следовало запросить, а сторонам представить приложения № 1 к договорам купли-продажи движимого имущества. С учетом имевшихся в деле и дополнительно представленных доказательств суду надлежало дать оценку факту заключения договоров, достижению их цели и с учетом этого рассмотреть спор по существу заявленных требований.

Таким образом, ФАС Восточно-Сибирского округа[7]посчитал недостаточно исследованным факт заключения договора и счел преждевременным утверждать о его недействительности.

ВАС РФ рассмотрел в судебном заседании заявление конкурсного управляющего ООО «Тындасвязьстрой» о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Амурской области от 12.09.2007 по делу № А04-1650/2007-6/57, постановления Шестого арбитражного апелляционного суда от 14.01.2008 и постановления ФАС Дальневосточного округа от 05.05.2008 по тому же делу по иску прокурора Амурской области к ООО «Тындасвязьстрой» (далее — общество), районной администрации о признании недействительным (ничтожным) заключенного между обществом и администрацией договора от 16.04.2004 и применении последствий недействительности сделки[8].

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, иск был удовлетворен полностью.

В заявлении о пересмотре судебных актов в порядке надзора общество просило их отменить, ссылаясь на то, что оспаривавшийся прокурором договор считался незаключенным ввиду отсутствия в нем условий, указанных в ст. 76 Бюджетного кодекса Россйской Федерации (БК РФ).

Рассмотрев заявление и материалы дела, судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных ст. 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ), для передачи дела в Президиум ВАС РФ.

Как было установлено судами, между обществом и администрацией 16.04.2004 был заключен договор с дополнительными соглашениями к нему, в соответствии с которым общество приняло на себя обязательство выполнить работы по поставке и монтажу комплекта цифровой автоматической телефонной станции S12000, а также другого телекоммуникационного оборудования, решить вопросы эксплуатации оборудования и предоставления услуг связи, а администрация — произвести оплату цены договора для приобретения оборудования и его монтажа.

Согласно п. 3.5 договора средства, выделявшиеся на закупку вышеуказанной АТС и оборудования, являлись заемными и подлежали возврату обществом после пуска АТС в эксплуатацию; возврат средств был также возможен предоставлением телекоммуникационных услуг.

Судами было установлено, что для исполнения своих обязательств администрацией обществу были перечислены бюджетные средства в размере
6 873 059 руб. 61 коп. в качестве заемных средств.

Общество возвратило заемные средства в сумме 90 000 руб., не исполнив свои обязательства по возврату в сумме 6 498 909 руб. 24 коп.

Согласно ст. 6 Бюджетного кодекса Российской Федерации (БК РФ) бюджетный кредит — это форма финансирования бюджетных расходов, которая предусматривает предоставление средств юридическим лицам или другому бюджету на возвратной и возмездной основах.

Удовлетворяя исковые требования, суды исходили из несоответствия оспаривавшегося договора требованиям ст. 76 БК РФ.

В соответствии с вышеназванной нормой бюджетный кредит предоставляется юридическим лицам, не являющимся государственными или муниципальными унитарными предприятиями, в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации на условиях возмездности, возвратности; возврат бюджетного кредита обеспечивается банковской гарантией, поручительством, залогом имущества, в размере не менее 100 % от суммы кредита.

Оспаривавшийся договор являлсяся безвозмездным, не предусматривал способа обеспечения и фактически не был обеспечен.

Приведенные в заявлении о пересмотре судебных актов в порядке надзора доводы о том, что отсутствие в договоре от 16.04.2004 согласования сторон по существенным условиям, установленным в ст. 76 БК РФ, влекло признание договора не заключенным, а не недействительным, не могли быть признаны обоснованными.

Вышеназванная норма содержит не существенные условия, относительно которых сторонами должно быть достигнуто соглашение, а императивные требования закона к сделке по предоставлению бюджетного кредита (займа).

Из вышеприведенных примеров следовало, что для практики очень важно проводить различие между недействительной и несостоявшейся сделками.

Критерий разграничения — способность порождать последствия

В юридической литературе высказывается мнение о том, что отличие несостоявшейся сделки от недействительной «состоит в принципиальной способности последней порождать при определенных условиях предусмотренные законом специальные правовые последствия, что связано с ее характеристикой как юридического факта.

Таким образом, если недействительная сделка может влечь за собой такие последствия (хотя бы и специальные), наступления которых ее субъекты не желают, то несостоявшаяся – нет»[9].

Нельзя согласиться с утверждением о том, что несостоявшиеся сделки есть разновидность недействительных. Право оценивает уже имеющийся состав социального явления, существующую реальность. Недействительность — это правовая оценка соответствующей реальности, состава социального явления (состава сделки). Социальная основа сделок состоялась, именно она оценивается правом и только при определенных обстоятельствах может быть признана недействительной.

Проведение торгов

Чем чаще проводятся торги, тем больше лиц, недовольных их результатами.

А. Каширин, ссылаясь на Справку по результатам изучения и обобщения споров, связанных с проведением торгов, по делам, рассмотренным в 2007 году, подготовленную отделом анализа и обобщения судебной практики ФАС Западно-Сибирского округа[10], называет ряд оснований для признания торгов недействительными[11]:

n извещение о проведении торгов, сделанное по радио, является ненадлежащим способом доведения информации (дело № 2-407/2004);

n сообщение информации о торгах в ненадлежащем печатном издании (дело № А45-296/2007-7/14);

n при рассмотрении иска о признании публичных торгов недействительными суд должен оценить, являются ли нарушения, на которые ссылается истец, существенными и повлияли ли они на результат торгов (дело № А75-7973/2006).

Автор также называет причины, которые не могут служить основанием для отказа в признании торгов недействительными:

1) нарушения, допущенные судебным приставом-исполнителем при наложении ареста на имущество должника, поскольку они не связаны с правилами проведения торгов (дела № А45-19288/2006-07-42/1, № А45-9449/06-42/245);

2) заинтересованность в надлежащем проведении торгов и выручении наибольшей суммы в силу п. 5 ст. 447 ГК РФ (дело № А27-18843/2006-1).

Данные обстоятельства часто встречаются и в других регионах России[12].

Так, заместитель прокурора обратился с иском к комитету по управлению муниципальным имуществом, совету депутатов и ООО «ТЗК «Агроинвест» о признании недействительными решения совета депутатов, утвердившего условия приватизации муниципального имущества, торгов по продаже этого недвижимого имущества, протокола об итогах аукциона и договора купли-продажи, заключенного между КУМИ и обществом.

Иск был заявлен со ссылкой на ст. 448, 449 ГК РФ, п. 1, 3 ст. 15, п. 3 ст. 18 Федерального закона от 21.12.2001 № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества»и был мотивирован тем, что решение совета депутатов не содержало сведений о форме подачи предложений о цене имущества и не было опубликовано в установленном порядке, а состоявшиеся торги по продаже имущества были проведены при ненадлежащем извещении потенциальных покупателей (опубликовании информационное сообщение о проведении торгов опубликовано в малотиражной газете и менее чем за 30 дней до их проведения).

Решением арбитражного суда от 22.01.2007 в удовлетворении иска было отказано.

Судебный акт был мотивирован тем, что, несмотря на неопубликование решения в СМИ, все необходимые сведения о проведении торгов содержались в приложении, являвшимся частью официального источника опубликования правовых актов местного самоуправления — газеты N. Суд также пришел к выводу об отсутствии нарушений действующего законодательства при проведении торгов. В решении было указано, что в законе отсутствовали требования относительно объема тиража газеты, а опубликование сообщения менее чем за 30 дней до проведения торгов не нарушило права заинтересованных лиц, поскольку был соблюден 25-дневный срок на подачу заявок.

Постановлением апелляционного суда от 28.05.2007 решение было отменено, исковые требования были удовлетворены в полном объеме.

Суд исходил из того, что торги были проведены с нарушением требований Федерального закона от 21.12.1991 № 178-ФЗ«О приватизации государственного и муниципального имущества» (далее — Закон о приватизации):не был соблюден порядок извещения потенциальных покупателей о проведении торгов. Кроме того, в торгах приняли участие только два участника, которые были связаны между собой через формирование исполнительных органов. По мнению суда, это свидетельствовало о заинтересованности участников в сохранении (незначительном увеличении) начальной цены реализуемого на торгах имущества.

Как следовало из материалов дела и было установлено судами, на основании оспаривавшегося решения совета депутатов были проведены торги в форме аукциона. Победителем торгов, согласно протоколу об итогах аукциона было признано ООО «ТЗК «Агроинвест», и с ним КУМИ заключил договор купли-продажи.

В силу п. 1 ст. 449 ГК РФ торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица.

Согласно п. 3 ст. 18 Закона о приватизации форма подачи предложений о цене государственного или муниципального имущества определяется решением об условиях приватизации, и оно в силу п. 1 ст. 15 вышеназванного Закона подлежит опубликованию в установленном порядке в официальных изданиях. В нарушение закона в решении совета депутатов не была определена форма подачи предложений о цене муниципального имущества (закрытая или открытая).

Официальным печатным изданием для опубликования правовых актов совета депутатов города являлась газета N. Однако апелляционный суд установил, что ответчики не представили доказательств опубликования в вышеуказанном официальном издании оспаривавшегося решения совета депутатов, содержавшего сведения о форме подачи предложений о цене имущества. В связи с этим суд пришел к правильному выводу о том, что оспаривавшееся решение не соответствовало требованиям закона.

Кроме того, согласно п. 2, 3 ст. 15 Закона о приватизацииопубликованию в СМИ, определенных органами местного самоуправления, не менее чем за 30 дней до дня осуществления продажи подлежало и информационное сообщение о продаже муниципального имущества.

В нарушение вышеназванных норм сообщение о проведении торгов по продаже муниципального имущества было опубликовано не в газете N, а в приложении, которое не было зарегистрировано в качестве самостоятельного СМИ и из-за незначительного тиража не могло быть приложено ко всем экземплярам номера газеты N. Как следствие, помещенная в приложении информация не могла быть доступна всем подписчиков газеты N и розничным покупателям через сеть «Союзпечать».

Апелляционный суд пришел к обоснованному выводу, что торги были проведены с нарушением закона и правомерно признал торги, а также заключенный по итогам их проведения договор купли-продажи имущества недействительными на основании ст. 448–449 ГК РФ.

Ссылки заявителей кассационных жалоб на отсутствие в законе каких-либо требований к объему тиража и способу распространения печатного издания, в котором публикуется информационное сообщение о проведении торгов, не могли быть положены в основу отмены обжаловавшегося постановления.

Согласно п. 4 ст. 447 ГК РФ цель проведения торгов в форме аукциона —получение наиболее высокой цены за продаваемую вещь. По смыслу данной нормы извещение о проведении торгов направлено на привлечение наибольшего количества заинтересованных лиц с целью выявления наилучшего предложения об условиях продажи (наивысшей цены). Несоответствие этим требованиям является нарушением, достаточным для признания торгов недействительными.

Разрешая спор, апелляционный суд правильно исходил из того, что извещение не было направлено на привлечение наибольшего количества потенциальных покупателей, поскольку информация о торгах оказалась практически недоступной для заинтересованных лиц.

Не могут также служить основанием для отмены постановления доводы заявителей о том, что установленный апелляционным судом факт участия в аукционе связанных между собой через исполнительные органы участников не являлся нарушением правил проведения торгов. Суд основывал свои выводы не только на вышеуказанных обстоятельств, не рассматривал их как единственные и достаточные для принятия обжаловавшегося постановления.

Суд кассационной инстанции оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменения.

Таким образом, отсутствие информирования населения о предстоящих торгах в установленном законом порядке, когда потенциальные покупатели спорного недвижимого имущества были лишены права реализовать возможность участия в нем, повлекло нарушение прав и законных интересов неопределенного круга лиц. Вследствие этого суд правомерно удовлетворил иск о признании недействительными решения об утверждении условий приватизации муниципального имущества, торгов по его продаже, протокола об итогах аукциона и договора купли-продажи (постановление ФАС Московского округа от 27.08.2007 № КГ-А41/8127-07-1,2,3).

Правовым последствием признания недействительными торгов является недействительность заключенного на торгах договора. Это означает, в свою очередь, приведение сторон в первоначальное положение и отсутствие правовых последствий, предусмотренных таким договором.



[1] См., напр., определения ВАС РФ от 03.12.2008 № 13147/08 по делу № А73-5784/2006–30, от 27.11.2008 № 9532/08 по делу № А32-18507/2007-53-343, от 25.11.2008 № 15001/08 по делу № А40-7504/07-132-45.

[2] См. определение ВАС РФ от 25.09.2008 № 11646/08 по делу № А53-20341/2007-С1-33.

[3] См.: Шахматов В. П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. - Томск, 1967. - С. 81–93.

[4] Там же. С. 97.

[5] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. - М., 1995. - С. 126.

[6] См. напр., определения ВАС РФ от 24.11.2008 № 14829/08 по делу № А57-726/2007-19, от 24.11.2008 № 15078/08 по делу № А55-18753/2007.

[7] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 13.03.2007 № А19-22798/06-31-Ф02-1146/07.

[8] См. определение ВАС РФ от 30.09.2008 № 8211/08.

[9] Киселев А.А. Понятие недействительной сделки и его соотношение с понятием несостоявшейся сделки // Нотариус. - 2007. - № 6. - С. 39–43.

[10] СПС «Консультант Плюс».

[11] См.: Каширин А. Недействительные торги // СПС «Консультант Плюс».

[12] Постановления ФАС Центрального округа от 30.09.2008 №А48-4697/07-7, ФАС Северо-Кавказского округа от 5.08.2003 № Ф08-2845/2003, ФАС Центрального округа от 22.01.2008 № А48-2789/06-4, ФАС Центрального округа от 29.07.2008 № А14-12769/2007/408/13, ФАС Волго-Вятского округа от 06.06.2008 № А28-9532/2007-289/22.



Обсудить на форуме